сказка о маленьком троллейбусе

Посвящается моему любимому троллейбусу N 4
Жил в одном городе маленький троллейбус.

Нет-нет, он не был игрушечным.

Троллейбус был самый настоящий. Просто он был малышом – от него еще пахло свежей краской и теплыми руками мастеров, его собиравших.

Маленький троллейбус очень любил свою работу.

В любую погоду он с радостной улыбкой выкатывал из гаража и торопился в город.

Он никак не мог понять, почему люди ругаются, когда он с веселым визгом подбегает к остановке, поднимая огромные фонтаны из плоских луж.

Он же — к ним торопится, перед ними — услужливо распахивает двери и улыбается всеми окнами.

А лужи…

Лужи – это же так весело: плоская скучная лепешка превращается в цветные брызги…

Он не понимал, почему люди отбегают в сторону и смотрят на него злыми глазами.

Тяжело вздохнув, маленький троллейбус трогался с места.

Дорога всегда поднимала ему настроение, и, разогнавшись, он уже улыбался.

В бесконечном потоке юрких маршруток, ворчливых автобусов и многочисленных автомобилей ему было скучно…

Маленькому троллейбусу нравилось — небо. Синее, чистое, светлое небо. Он любил смотреть на облака.

Иногда, забывая о том, что привязан к проводам, пытался взлететь.

Но – увы…

У троллейбуса ничего не получалось.

Он съезжал с линии.

Из кабины вылезал злой водитель, больно стуча ногами по бокам, лез на него, что-то чинил, налаживал.

Маленький троллейбус молча терпел, покорно вздыхал, а сам всё косился на небо…

И не понимал, почему у него ничего не получается?

Почему этот странный человек ругается и привязывает его к бездушным проводам?

Он не понимал, и от этого ему было очень горько…

После нескольких пустых попыток дотронуться до облаков маленький троллейбус неожиданно присмирел.

Перестал улыбаться.

Грустно катил по дороге.

От синего неба отводил глаза…

Смотрел на грязный оплеванный асфальт, серые бордюры, нечищеные ботинки.
И молчал.

Маленький троллейбус вырос – по крайней мере, научился не смотреть на небо.

По утрам с тяжелым вздохом выезжал на работу, неторопливо катил по улицам.

Когда-то он был самым добрым троллейбусом в городе: дожидался на остановке всех, бегущих к нему в надежде поймать за хвостик время – ясноглазых девушек, школьников с огромными рюкзаками, бабушек и дедушек, женщин с большими сумками, мужчин в шляпах, насмешливых парней…

Когда-то он ждал, улыбался, а сейчас ему было всё равно.

Наверное, он и не видел их, людей, отнявших у него – небо…

В тот день маленькому троллейбусу было особенно грустно…

Шел дождь…
По грязным стеклам стекала мутная вода.
Но троллейбус был рад дождю: в серой воде таяли его собственные слезы.
Маленький троллейбус был гордый, и ему не хотелось, чтобы город видел его слез.

Жить ему тоже не хотелось.

Он грустно ехал по дороге, грустно ехал по мосту, а глаза его, полные соленых слез, косили в черную бездну.
Ему хотелось разбежаться и броситься вниз – чтобы ничего-ничего от него не осталось…
Ничего-ничего…

Горько вздохнув, маленький троллейбус в последний раз посмотрел в зеркало, на людей – сидящих, стоящих, молчащих в окно, болтающих без умолку.

Они, глупые, надеялись доехать до следующей остановки – до своих любимых, родных, друзей…
А под ними была – бездна.
Такая страшная, такая близкая…

И вдруг троллейбус вздрогнул: он увидел сидящего  рядом с мамой синеглазого малыша.

Он нежной ручонкой держался за холодные поручни, над чем-то громко смеялся.

У него были глаза – цвета весеннего неба…
И маленький троллейбус не мог… он просто не мог…
Понимаете… — не мог!..
Глаза малыша напомнили ему о тех днях, когда он летал, окрыленный светлым небом, когда он путался в проводах, пытаясь взлететь…
Маленький троллейбус понял, что безумно соскучился по небесной красоте.
Он поднял глаза…
Заплаканное небо поразило его своей хрупкостью и чистотой.
Вся небесная боль стекала мутным дождем на землю…
Боль стекала, оставалось – небо…
И небо дышало – дышало свободно, счастливо, радостно…

Маленький троллейбус заулыбался. И, кажется, даже засмеялся.

Потом смущенно оглянулся: не услышал ли кто? Город тонул в равнодушном гуле. На него никто не обращал внимание.
Всё было, как вчера.
И в то же время появилось нечто новое.
Появилось – небо.
И в одно мгновение вокруг троллейбуса появился мир — ясноглазые девушки, школьники с огромными рюкзаками, бабушки и дедушки, женщины с большими сумками, мужчины в шляпах, насмешливые парни…
Высились дома с разноцветными окнами.
Кружились деревья.
Звенели провода.
По дороге шлепал дождь, оставляя за собой плоские лепешки луж.
Маленький троллейбус с разбегу плюхался в них, окатывая стоящих на остановке людей веселыми брызгами.
Люди морщились.
Люди ахали…
люди охали…
Люди недовольно отодвигались подальше от дороги.
А маленький троллейбус улыбался.
Потому что теперь у него было – небо.

  • Digg
  • Del.icio.us
  • StumbleUpon
  • Reddit
  • Twitter
  • RSS

Написать ответ

Вы должны войти чтобы оставить комментарий.